Комьюнити vs. джамааты в борьбе за умы космополитов

Сегодня глобализации подвержены все аспекты человеческой жизнедеятельности. Не учитывать ее роль и влияние не могут себе позволить ни руководители ведущих держав мира, ни лидеры мировых конфессий, ни кто бы то ни был другой. Исламские джамааты, берущие за основу равенство и отрицающие разделение по национальному признаку, укрупняются и превращаются в мощную силу.

Глобальная мощь и культурное превосходство?

Глобализация стирает любые границы и различия, смывает конфессиональные, национальные и расовые барьеры на своем пути. По мнению многих критиков глобализации, Запад очень часто под ее видом навязывает элементарную вестернизацию (или американизацию).

Конечно, если говорить о глобализации в экономическом смысле, то на ум сразу приходят транснациональные корпорации. Любой современный человек перечислит вам с десяток брендов и компаний, которые находятся на гребне глобальных процессов. Макдональдс, Икеа, Твиттер и Фейсбук, Кока-Кола и Пепси, Джилетт и многие другие, без которых сотни миллионов людей на разных концах планеты не мыслят свою повседневную жизнь.

Сегодня глобализации подвержены все аспекты человеческой жизнедеятельности. Не учитывать ее роль и влияние не могут себе позволить ни руководители ведущих держав мира, ни лидеры мировых конфессий, ни кто бы то ни был другой. Исламские джамааты, берущие за основу равенство и отрицающие разделение по национальному признаку, укрупняются и превращаются в мощную силу.

Глобальная мощь и культурное превосходство?

Глобализация стирает любые границы и различия, смывает конфессиональные, национальные и расовые барьеры на своем пути. По мнению многих критиков глобализации, Запад очень часто под ее видом навязывает элементарную вестернизацию (или американизацию).

Конечно, если говорить о глобализации в экономическом смысле, то на ум сразу приходят транснациональные корпорации. Любой современный человек перечислит вам с десяток брендов и компаний, которые находятся на гребне глобальных процессов. Макдональдс, Икеа, Твиттер и Фейсбук, Кока-Кола и Пепси, Джилетт и многие другие, без которых сотни миллионов людей на разных концах планеты не мыслят свою повседневную жизнь.

Но наиболее острое противодействие рождает именно культурная глобализация, попытка унификации всех и вся.

Как справедливо заметил один из самых ярких православных религиозных деятелей и мыслителей современной России Всеволод Чаплин: “Очень просто сказать, что глобализация нас не касается, очень просто сказать, что мы можем выстроить какое-то свое маленькое гетто, оградиться какими-то барьерами в рамках страны или в рамках какой-то общины внутри этой страны. Это невозможно. Эти процессы касаются каждого из нас, наших семей, наших сел, наших городов и наших личностей”. Это сегодня осознают все. И глобалисты, и антиглобалисты. Наиболее рьяные из первой категории именуются революционными глобалистами (либо гиперглобалистами). К их идейным вдохновителям относятся известные нам либо своими трудами, либо по риторике российских национал-патриотических сил и СМИ идеологи глобализации Фукуяма, Бжезинский, Сорос и другие.

Один предсказывает “конец истории” и глобальное господство западных демократических ценностей и образа жизни. Другой тоже считает, что ”культурное превосходство” является непререкаемой прерогативой ”американской глобальной мощи”. “Что бы ни думали некоторые о своих эстетических ценностях, американская массовая культура излучает магнитное притяжение, особенно для молодежи во всем мире. Ее привлекательность, вероятно, берет свое начало в жизнелюбивом качестве жизни, которое она проповедует, но ее притягательность во всем мире неоспорима. Американские телевизионные программы и фильмы занимают почти три четверти мирового рынка. Американская популярная музыка также занимает господствующее положение, и увлечениям американцев, привычкам в еде и даже одежде все больше подражают во всем мире.

Язык интернета – английский, и подавляющая часть глобальной компьютерной «болтовни» – также из Америки и влияет на содержание глобальных разговоров. Наконец, Америка превратилась в Мекку для тех, кто стремится получить современное образование; приблизительно полмиллиона иностранных студентов стекаются в Соединенные Штаты, причем многие из самых способных так и не возвращаются домой. Выпускников американских университетов можно найти почти в каждом правительстве на каждом континенте”,– пишет Збигнев Бжезинский. Комментарии излишни.

Глобальный джамаат или Всемирный халифат

Понятие джамаат сейчас знакомо чуть ли ни каждому россиянину, восприятие этого слова у большинства населения негативное, да и понимание ложное. Принято считать, что так называются незаконные вооруженные формирования с ярко выраженной мусульманской идеологией. На Кавказе первыми такую терминологию начали к себе применять именно вооруженные группировки, теперь это слово так и прижилось в обществе.

Но в теории все немного иначе. Джамаат – это община, сообщество, группа людей с общими интересами, целями и задачами, которые часто могут посещать одну мечеть, вместе совершать какие-то религиозные обряды или благие дела.

В джамаате все равны между собой, даже имам джамаата первый среди равных только в молитве и организации каких-то ритуальных мероприятий (браки, разводы, процедуры примирения, похороны). Нет разницы, какого цвета кожи, национальности, социального положения и статуса член джамаата, для каждого из членов общины он — свой. Принцип из романов Дюма о мушкетерах “один за всех, и все за одного” наилучшим образом применим к практике защиты отдельных членов джамаата всей общиной.

Это можно было наблюдать и на примере Чечни второй половины 90-ых, когда отдельные джамааты враждовали с конкретными тейпами и фамилиями. Если раньше за проступок или убийство вина ложилась на конкретного исполнителя и его род, то джамааты начали брать на себя коллективную ответственность за какие-то действия и не выдавать информацию о каком-то конкретном исполнителе преступления из своей общины. Возможность понести наказание в соответствии с законами кровной мести была затруднена.

Или другой случай, реалии современной тюремной жизни в России. Уже многие стали обсуждать, что в небогатый дуэт красных и черных зон стремительно ворвалась зеленая. В тюрьмах стали появляться джамааты, они не признают воровские понятия, живут по законам шариата и расширяют свои джамааты, даже тюремные администраторы вынуждены с ними считаться. Мы видели какой шум поднялся в среде националистов, когда заговорили, что осужденный в Качараево-Черкесии казак будет переведен в колонию в Дагестане. В Сети началась масштабная кампания в защиту осужденного, которого, по мнению защитников, слали на верную гибель в “зеленую зону”.

В итоге, парня так и не перевели после многочисленных обращений граждан и широкого обсуждения этой темы на просторах паутины. Кто-то называет этот формат объединения мусульманским суперэтносом, кто-то кричит об угрозе мирового халифата, но рост численности приверженцев Ислама отмечают абсолютно все.

Комьюнити и джамааты в борьбе за власть и умы

Мнения экспертов и определения современных сообществ разнятся, но на предмет их непременных признаков вроде есть какое-то единство. К таковым обычно относят:

Общность целей, потребностей и интересов его членов;

Общие и равнодоступные для всех членов сообщества ресурсы;

Единый язык коммуникации и общий контекст.

В принципе, все это применимо и к джамаатам, просто на счет ресурсной части нужно делать определенные оговорки и пояснения. Хоть наличие какого-то котла или общака и не всегда обязательно, но в критических ситуациях джамаат даже более эффективен в сборе средств, так как там апелляция идет не к разуму, а к чувствам и вере.

Ведущий аналитик компании “Lithium” Майкл Ву в своих статьях о сообществах и новых медиа отмечает, что в первых люди держатся вместе благодаря общим интересам и новые участники чаще всего не знают большинства людей в сообществе, тогда как в социальных сетях они держатся вместе благодаря заранее установленным взаимоотношениям. Но при этом человек может быть частью множества сообществ одновременно, они могут пересекаться и быть вложенными друг в друга.

С джамаатами немного иначе, потребности быть параллельно в многих джамаатах нет, но все мусульмане-сунниты, в принципе, могут быть в одном глобальном джамаате, несмотря на различные шариатские правовые школы-мазхабы, суфийские братства и т.д.

Но обе эти формы существования группы людей глобальные, там нет ограничений по цвету кожи и расово-национальной принадлежности, люди собираются по интересам и убеждениям.

И те, и другие не стремятся яро к власти, но стремятся к разрастанию единомышленниками и влиянию на миллионы людей, тем самым посягают на авторитет традиционных институтов власти.

Обе группы сложно контролировать с помощью традиционных инструментов власти. И джамааты, и сетевые комьюнити ставят перед собой глобальные цели, способствуют стиранию границ между этносами и государствами.

Национальный вопрос

В национально-государственных образованиях и идеологиях космополиты не нуждаются, их родина находится вокруг личной зоны комфорта и обитания. Сегодня это может быть одна страна, завтра совсем другая. Глобализация требует мобильности во всем. Ради личного удобства (карьера, заработок, природный климат, что угодно еще) человек может без проблем менять страны и материки на протяжении жизни. В общем, граждане мира ставят интересы нации или государства ниже интересов человечества, но если быть точнее и честнее, ниже своих личных. Универсальность для всех является и преимуществом, и недостатком глобализации и космополитизма. Глобализация сама учит людей выбору, учит жить в состоянии перманентного референдума.

Изнеженный космополит не хочет отказываться от мандата комфортности в пользу нематериальных ценностей, которые он не может использовать здесь и сейчас, или если не уверен в возможности их обналичить в обозримом будущем. Всеобщее братство глобалистов основано на широких возможностях каждого индивида, на доступности знаний и технологий, но исключает принесение себя в жертву ради чего-то или кого-то.

В Исламе с этим совсем иначе. Однажды мне случайно довелось побывать на лекции одного православного общественного деятеля, который рассуждал перед собравшимися молодыми людьми о глобализации, противостоянии США и мусульманского мира. Он говорил, что наибольшую угрозу американским ценностям несет именно мусульманский мир, так как при смертельной схватке человек западных ценностей (в лекции речь шла об американце) не может идти до конца ценой своей жизни, ибо нет уверенности, что грины пригодятся и в ином мире. Напротив, мусульманин же легко может перешагнуть из жизни в смерть ради Аллаха, считая это своим приятным долгом и возможностью стать избранным обитателем Рая.

Это без сомнения осознают сегодня и революционные глобалисты. Кстати, в вопросе отнесения роли национальности на задворки и обочину жизни общины глобалисты не едины. Посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, сказал: «Поистине, Аллах удалил от вас племенной, национальный дух, свойственный джахилийи (невежеству) и свойственный ей же обычай кичиться своими предками, и теперь люди разделяются только на благочестивых мусульман или злосчастных грешников! Все люди — дети Адама, а Адам был создан из праха, поэтому нет у араба никакого преимущества перед неарабом, кроме как в благочестии» (хадис приводится ат-Тирмизи). Самым “благородным” из общины назван “самый богобоязненный”.

Если в США отмену рабства заложили только при Линкольне, то Ислам к всеобщему равенству призывал с самых первых дней, принявшего Ислам освобождали. Передают, что однажды в беседе с Билалом ибн Рабах ал-Хабаший знатный сподвижник пророка Мухаммада (да благословит его Аллах и приветствует) Абу Зарр ал-Гифарий по отношению к своему собеседнику обронил фразу: «Эй ты, сын чернокожей женщины». Билал по этому поводу пожаловался Пророку (да благословит его Аллах и приветствует), и он сказал Абу Зарру: «Ты, оказывается, человек, внутри которого присутствует мракобесие».

Глобальный кондоминиум

Сегодня Ислам становится популярным и на Западе, причем не только за счет притока мигрантов из Африки или арабских стран, но и за счет новообращенных мусульман. По некоторым данным, только в США ежегодно принимают Ислам более 100 американцев, очень высокие цифры и по Европе. Эти люди приходят в Ислам не по национальной принадлежности, в их генах не напечатана какая-то инструкция по переходу именно к этой религии. Просто многие думающие люди видят в глобализации формулу морального разложения, видят упадок института семьи и рост алкоголизма, наркомании, вредных привычек. И видят вокруг себя тех, кто менее подвержен всем этим глобальным веяниям. И даже “глобальная деревня” по Маршаллу Маклюэну играет в пользу роста мусульман на Западе в геометрической прогрессии, хоть целей у нее таких никогда и не было (разве что наоборот). Это тот редкий случай, когда автор сценария бывает на грани рабства своего же творения.

Когда-то Гегель говорил, что “если объединяются сильные, они становятся непобедимыми”, но это точно не про глобалистов и мусульман: коммуникационных преград слишком много, при такой колоссальный открытости и доступности каждого направления. И хоть американские бизнес-гуру и писатели типа Тома Питерса и рассуждают, что “нет большей благодати, чем выдающийся конкурент”, что “сильные конкуренты держат нас в форме”, невооруженным взглядом видно, что для внешнеполитического вектора Сэма такой конкурент, как Ислам совсем не сахар. Когда на поле выходят охваченные жаждой борьбы, конечный итог очень часто зависит от мотивации борца, какой бы техникой ни владел соперник.

Если тобой движет желание приумножить богатство и славу, либо инстинкт самосохранения, а у твоего врага (ну, или назовем его помягче оппонентом) вера и убеждения сильнее инстинкта самосохранения – это может стать решающим фактором в определении победителя. Ты начал внедрять управляемые катастрофы по каким-то схемам и порядку, будь готов к тому, что и против тебя начнут действовать управленцы с бесструктурным принципом работы.

В общем, глобальный кондоминиум между этими двумя центрами влияния вряд ли возможен, слишком велика разница, хоть и слишком много общего. Запасаться попкорном и оставаться наблюдать тоже вряд ли хороший вариант, ибо тот, кто прячется за спиной, очень часто погибает первым.

Оригинал этой статьи опубликован тут

Ражап Мусаев

mediakavkaz

Ассоциация журналистов Северного Кавказа

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *