«Зверь», Алексей Мокроусов

На Северном Кавказе молодые творческие люди, творящие в прозе и поэзии, не только воспевают красоту региона, чувства любви и добрых качеств, но они создают произведения и в жанрах «фантастики» и «хоррора»…

Специально для любителей «ужаснуться» в рамках проекта «Читай Кавказ» предлагаем труд Алексея Мокроусова (Кабардино-Балкария) — «Зверь»

24fc1f331bda

***

  Тихой и нерешительной поступью Эллис с трудом отвоевывала каждый дюйм у неприступной природы, продвигаясь все дальше и дальше, то и дело спотыкаясь и падая на сырую землю, заваленную старым валежником. Ушибленное при падении плечо сильно болело, и при каждом шаге девушка чувствовала, что может рухнуть вниз и больше не подняться. Картинка в глазах стала расплываться, вдруг сильно заболела голова, и от всей этой безысходности Эллис даже расплакалась. Мокрое от дождя и слез лицо распухло, и вся косметика расплылась на девичьем личике разноцветными полосами. Так плохо Эллис не было уже давно: наверное, с позапрошлого Рождества, когда ее свалил тяжелейший грипп, с которым она боролась около месяца. Но сейчас ей было очень худо… Девушка пошатнулась и упала.

Эллис Уорхорд, дочь известного в Средней Англии банкира Адама Уорхорда, еще пару часов назад находилась в своей комнате и крутилась перед любимым зеркалом, выбирая наряд к вечерней прогулке. Она была в предвкушении встречи с Джимми Кэнридом, популярнейшим регбистом Лидса и кумиром всех малолетних девчонок Новой Англии. Тогда Эллис даже не предполагала, что этот вечер станет самым кошмарным в ее жизни, и через пару мгновений она окажется одна в густом лесу где-то на севере страны.

 

— Ну, пап! – уже почти плакала Эллис, — Это ведь ни «кто-нибудь», а Джимми Кэнрид… Девушка стояла напротив отца, держа в руках уже выбранное ею платье для свидания.
— Да хоть сам Папа Римский! – прервав дочь, заявил Адам Уорхорд, — Ты никуда с ним не поедешь! Поняла?!
— Ну, папочка… — проскулила сквозь слезы Эллис, но тот уже вышел из комнаты, громко хлопнул дверью.

Ты никуда с ним не поедешь…
Она вспомнила слова отца, и на душе стало так обидно, что девушка с еще большей силой начала плакать, прижав ярко-зеленое платье к мокрому лицу.

«Ну, нет уж, папочка! – подумала Эллис, — Я не пущу этого шанса, чтобы ты не говорил»…

— Запомни, Эллис, — кричал Адам дочери, которая садилась в машину слащавого регбиста, — ты ослушалась отца, а значит, теперь можешь не ждать от меня помощи. Никакой!

Мотор красного «Ягуара» завелся, и автомобиль скрылся за воротами дома Уорхордов.

 

Дождь усилился. Очнувшаяся девушка попыталась встать. «О, Господи!» — проскулила Эллис, оглядев любимое платье погибшей Виктории Холланд, ее матери. Красивое платье, которое одела Виктория на первое свидание с малоизвестным в то время Адамом Уорхордом, превратилось в грязную, мокрую половую тряпку. Девушка зарыдала. Она вспомнила еще живую мать, и ей стало совсем плохо. Но, все же, пересиливая боль и тоску, она продвигалась вперед. Утопая ногами в лесной земле, превратившейся в своеобразную трясину, она шла, сама не зная куда.
Пробираясь между деревьями, Эллис остановилась. Она почувствовала чье-то присутствие и уловила мерзкий трупный запах, от которого ее начало тошнить. Медленно она повернула голову назад… но там никого не было.
Девушку от страха начало трясти.
«Спокойно! – приказала сама себе Эллис, — Здесь никого нет». Она понимала, что это не так, но верить в данное ей очень не хотелось.
Впереди неожиданно послышался треск сучьев, и Эллис молниеносно устремила свой взгляд в ту сторону. Мелькнувшая среди деревьев тень, мгновенно исчезла в густых дебрях британского леса.

«Мама!» — закричала изо всех сил девушка и попятилась назад, но, зацепившись ногой за корень, плюхнулась на землю. Ей показалось, что наступили последние минуты ее жизни, что сейчас эта тень появится вновь и разорвет ее на мелкие кусочки. Она закрыла глаза руками.
Эллис всхлипывала.
Она ждала. Но чего? На этот вопрос не смогла бы ответить и сама девушка. Ей хотелось, чтобы все это поскорее кончилось.
Очередной треск сучьев и… тишина. Мертвая тишина. Эллис стало совсем не по себе. Переборов страх, она открыла глаза.

 

Красный «Ягуар» регбиста мчался по дороге, ежеминутно выезжая на встречную полосу, чтобы обогнать ехавшие перед ним машины. Кэнрид обожал скорость, что очень не нравилось Эллис. И, наверное, поэтому сейчас он выжимал из своего болида все.

— Джимми, давай ты сбавишь скорость, — предложила Эллис, увидев как зашкаливает стрелка на спидометре.
— Успокойся, я не первый день за рулем, и сам буду решать, как и на какой скорости, мне необходимо ездить. Кэнрид, улыбнувшись, повернулся к девушке и одной рукой приобнял ее.
— Джимми! – вдруг закричала Эллис.

В это мгновение «Ягуар» вылетел на соседнюю полосу и на огромной скорости мчался навстречу большегрузному автомобилю. Лишь отменная реакция, которую Кэнрид приобрел на регбийном поле, помогла им уйти от столкновения. Резко вывернув руль вправо, Джимми и Эллис оказались на обочине, где Кэнрид все же остановил машину.

— Ты чуть не угробил нас, — произнесла еле слышно Эллис, — Не думала, что прогулка с тобой окажется настолько опасной. Сердце у нее билось учащенно, и эта дробь эхом отдавала в висках.
— Поверь мне, это только начало, — пошутил Кэнрид. Но юмор был совсем ни к месту.
Он снова завел машину, и красный «Ягуар» помчался по влажной от начавшегося дождя дороге.

 

Она открыла глаза.
Мелькнувшей пару секунд назад тени уже не было. Светло-серый туман, сгустившийся над всей Британией вечером, закрывал от глаз девушки весь необъятный простор леса, что наводило ужас на Эллис. Где-то в глубине его находилось нечто, чего очень боялась девушка. Это тень. Тень непонятного существа: то ли животного, то ли человека.
Тошнотворный запах, как показалось Эллис, исчез, и сейчас приятно пахло сырой древесиной и травой. Из-за непрекращающегося дождя девушка промокла и продрогла, от усталости ей хотелось спать. Продвинувшись немного вперед, она опять остановилась.
«Оно пришло за мной», — прошептала Эллис. Впереди все быстрее и быстрее надвигался серый силуэт – та самая тень. Девушка от страха не могла даже вскрикнуть. Опять запахло падалью. И с приближением тени это зловоние становилось все сильнее.

«Господи, зачем я ослушалась отца?», — созналась девушка в своем проступке, но, как ей показалось, слишком уж поздно. Тень приблизилась, и запах стал невыносимым. Эллис закрыла рукой рот, чтобы ее не стошнило.

Тень показалась из тумана. Эллис ужаснулась. На девушку уверенно надвигался… зверь. Это существо напоминало ей чем-то волка, но размером оно было не меньше медведя. И этот зверь был мертв. Именно, мертв. Половина черепа его почти отсутствовала, а в оставшейся кости переплелись различные черви, постепенно поедая шерсть и кожу животного. Изо рта свешивался темно-синий язык, который уже облепили муравьи своими личинками. Эллис стала отступать. Теперь животного от девушки отделяли считанные шаги. Эллис упала.

 

— Джимми, как ты думаешь, отец простит меня за непослушание? – Эллис уже начала сомневаться в своем выборе, и ей нужна была поддержка со стороны Кэнрида.
— Конечно, глупышка. Ты ведь его дочь, единственное чадо, — при этих словах регбист улыбнулся, что облегчило сомнения девушки.
— Буду на это надеяться, — сказала Эллис и уставилась в окно.

На стекле появились многочисленные капли дождя, из-за чего она видела только силуэты деревьев и проезжающих мимо машин.
Ей стало тоскливо. Видя, как небо заволакивает черными, как крылья ворона, тучами, Эллис чуть было не расплакалась. Она не понимала, что с ней происходит. Мать погибла, когда Эллис было восемь, но сейчас девушка вспомнила Викторию, которая всегда твердила дочери, что дождь – это слезы доброго ангела.
«Наверное, сейчас мама меня видит», — решила Эллис, смотря, как капли дождя стремительно разбиваются о стекло. На глазах у девушки наворачивались слезы.
Они уже ехали более получаса. Эллис успокоилась и теперь мирно спала, положив голову на плечо Кэнриду.
«Ягуар» почти добрался до места назначения.

 

Зверь приблизился. Лежащая на сырой земле девушка попыталась привстать на локте, но ничего не вышло – сил у Эллис уже не было. В этот момент она смогла рассмотреть все ужасающее безобразие животного. С его шерсти на землю стекала дождевая вода, перемешанная с грязью и червями, разложившаяся часть головы была почти уже доедена. Эллис видела, как длинные белые черви проникали в черепную коробку этого существа, а точнее в то, что от нее осталось.
Девушка понимала, что ей конец. Она не хотела умирать в свои неполные двадцать, да еще так. Но предсказания, судя по всему, имеют привычку сбываться.
Года два назад, будучи проездом в Манчестере, Эллис прогуливалась вместе с кузиной Мэри по центру города. Эта поездка состоялась благодаря Адаму, который приехал по своим делам и прихватил с собой дочь и племянницу. Во время прогулки сестры встретили красивую пожилую даму в красном платье фасона шестидесятых годов, которая, увидев Эллис, поспешила рассказать ей о нависшем над девушкой роке. В отведенный предсказательницей срок в двадцать лет, наследница всей империи Уорхорда не поверила. Не желая сознавать случившееся, Эллис даже оскорбила женщину, назвав ее «мелочной и ничтожной выдумщицей». Но кто же знал, что все так будет?
Только сейчас, когда над девушкой склонилось мерзкое существо, Эллис поняла, что та дама была права. Что ей остается совсем мало времени.
Девушка пристально смотрела на зверя. Нет, сейчас она не плакала, а мирно ждала своего конца, даже не предпринимая попытку бежать.

«Ну, что же он медлит?», — в сердцах спросила себя Эллис, смотря, как зверь не торопится с ней покончить. Она устала. Она устала ждать и бояться. В этой ситуации приобретением свободы была смерть. Она закрыла глаза, чтобы ее не видеть.
«Эллис!», — совсем неожиданно послышалось в этот момент. Конечно, это был Джимми Кэнрид. Девушка узнала его голос. Однако, открыв глаза, Эллис не увидела перед собой зверя. Лишь серая тень двигалась навстречу непрошеному гостю.
— Джимми, нет!..

 

«Ягуар» остановился. Они доехали.

— Скажи, зачем мы приехали в аэроклуб? – спросила Эллис, уже догадываясь, что скажет Кэнрид.
— Это сюрприз, — ответил он и, взяв девушку за руку, прошел на территорию.

Дождь почти закончился, и кое-где среди туч прорезалось солнце. Постоянно прыгая через лужи, образовавшиеся на аэродроме, они подошли к маленькому двухместному самолету.

— Вот и мой подарок, — сказал Кэнрид, — Прошу на борт.
— Нет, Джимми. Ты один раз чуть не похоронил нас на автостраде, второго шанса я тебе не дам. Я не полечу!

Кэнрид был удивлен ее отказом. Джимми считал, что большей романтики, чем небом не существует. Но Эллис не захотела лететь.

— Ты боишься? – спросил он так, что девушке показалось, что Кэнрид смеется над ее страхом.
— Нет, не боюсь. Я просто не хочу лететь.
— Да, ладно. Скажи, что боишься, и я отвезу тебя домой.
— Не боюсь! – ответила Эллис и решительно направилась в салон.
— Вот и умница, — произнес Джимми и прошел за ней.

Они взлетели.
Теперь солнце скрылось за тучами, пошел сильный дождь. Ветер почти до земли нагибал деревья… Их сигнал на радаре диспетчера пропал.

 

Темный силуэт зверя все более мутно виднелся Эллис. Туман закрывал его от девушки, которая лежала на земле и всматривалась в светло-серую пелену, мечтая увидеть Кэнрида живым.
«Эллис!», — еще более отчетливо слышался его голос. Значит, он приближался к ней. Он приближался к своей гибели. Вспомнив о животном, девушка закричала:

— Джимми, беги! Оно убьет тебя!

Но было уже поздно. Зверь раньше нашел регбиста, чем Эллис крикнула об опасности.
Последние мученические крики Кэнрида и тишина. Лишь слышно было как зверь ломает кости парню своей массивной челюстью.

«Его больше нет», — подумала Эллис, и ее объял ужас. Она не знала, что делать. Единственный, как ей показалось, шанс бежать наступил именно сейчас. Поднявшись, Эллис побежала.
Хруст свежих человеческих костей прекратился. Зверь почувствовал о намерениях девушки и рванул с места за ней. Эллис, прихрамывая, убегала, не оглядываясь назад. Она слышала только треск сучьев за спиной, и он был очень близок. Но девушка не сдавалась. Пересиливая боль во всем теле, она бежала. Но спастись от зверя было ей не суждено. Последнее, что почувствовала Эллис, стало прикосновение острых клыков животного к ее шее. К этому моменту она почти потеряла сознание. Он сжал челюсть и… смерть. Зверь уродовал тело погибшей девушки всю ночь, ломая ей хрящи и кости, выдирая кусками мясо, вылизывая своим сгнившим языком проступающую кровь.
В этот вечер охота явно удалась.

 

Эллис проснулась около десяти. Она была рада, что все это был сон, что она сейчас жива и скоро спустится в гостиную, где отец сидит за чашечкой кофе и листает свежий номер газеты «Таймс».

— Привет, пап, — поздоровалась Эллис с Адамом и села за стол, чтобы позавтракать.
— Доброе утро, доченька, — не отрываясь от газеты, произнес он, — Как спалось?

Эллис вспомнила отрывки из своего ужасного сна, червей, кишащих в гниющей морде зверя, но ничего об этом отцу не сказала.

— Спасибо, хорошо, — лишь ответила она.
— Эллис, я вечером еду к твоей бабушке в Ипсвич, может что-нибудь ей передать? – спросил Уорхорд, отложив газету в сторону и сняв очки.
— Нет, не надо. Я еду с тобой.

Адам очень удивился. Он знал, что сегодня дочь собиралась ехать с Джимми Кэнридом, и даже почти смирился с этим. Но Эллис вдруг отказалась от этой идеи, и решила провести вечер с бабушкой.

— Хорошо, — ответил он и улыбнулся.
Вечером Адам и Эллис уехали.

 

«Таймс» от двадцатого октября две тысячи третьего года:
«Вчера, девятнадцатого октября, трагически скончался известный банкир и предприниматель Адам Уорхорд. Машина, в которой он ехал со своей дочерью Эллис, вылетела с мокрой трассы в кювет. Все пассажиры, включая и личного водителя Сэма Найта, погибли. Похороны состоятся завтра в родном городе Адама и Эллис Уорхордов – Ипсвиче».

Да, предсказания, судя по всему, имеют привычку сбываться.

mediakavkaz

Ассоциация журналистов Северного Кавказа

«Зверь», Алексей Мокроусов: 2 комментария

  • 28.12.2013 в 21:43
    Permalink

    Смело и уверенно написанно, хотелось бы, чтобы такие истории оставались только на страницах книг! А если предсказания сбывались, то только хорошие!

    Ответ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *